Пыталась оттолкнуть его

Вам и не снилось… пятнадцать лет спустя

Макс прижал Риту к себе изо всех сил. Она пыталась оттолкнуть его.

– Ты что, спятил? На нас все смотрят!

И это было так. Тыкающая компашка молодых жеребчиков не сводила с них своих наглых глаз.

– Черт с ними! Почему ты здесь?

– Я просто очень хотела тебя увидеть. Я не права? — какие у нее глазищи, с ума можно сойти!

– Ты всегда права! — ласково ответил Макс.

На следующий день жеребчики обступили его со всех сторон.

– Шутка, Макс, спокойно! Мы все поняли! Только сознайся: ей же никак не меньше двадцати… м-м… семи?

– Вот твой интерес, оказывается: не девочки, не мальчики, а дамы!

– А заливал-то, чувак: работаю, занимаюсь, времени нет!

– Макс, а как такие дамы в деле?

– По крайней мере, они в теле!

И гогот. Что им объяснять, козлам? Они давно смирились с тем, что Макс — не коллективистская особь, что у него есть какое-то свое существование в собственном мире и своих интересах. Разумеется, люди задавали себе вопросы, что такого интересного нарыл в этой жизни Макс, что ему по фигу девочки, дискотеки, компании? И была даже зависть, тщательно маскируемая под презрение. Так эта зависть теперь даже усилилась: ничего себе, симпатичная, зрелая дама — вот одна из Максовых тайн! Однако как он кинулся к ней, как она смотрела на него! Быть может, тут нечто больше, чем просто накопление сексуального опыта? Но это уже перебор!

Макс слушал гогот одногруппников, догадывался о незаданных вопросах и, в конце концов, сказал:

– Ну, вы оторжались, наконец? Чего пристали — завидуете, так и скажите!

Это был вполне тот ответ, которого ждали. «А ты как думал?», «А у нее подруги свободной нет? В смысле — замужней…» и пошло-поехало. Тут началась лекция, и все само собой успокоилось.

А Максу было стыдно. «Завидуете…» Вот к чему он, получается, свел их. с Ритой любовь. Но разве, если б он попытался им объяснить это, его восприняли бы как нормального человека? Нет, надо соблюдать правила игры! Вот — «завидуете» и с нужной интонацией — это всем понятно. И не выходит за рамки и правила.

А кто знает, может, все эти ржущие ребята тоже играют свои роли и тяготятся ими не меньше, чем Макс… Но Максу было безумно стыдно перед своей Любовью. «Прости, Рита!» — мысленно извинился он перед ней.

Когда пришел «назначенный» день, Рита с утра сделала все, как тогда: Ваню пораньше — к маме, сама к тете Симе («Господи, сделай так, чтобы она подольше не уезжала!»), потом якобы по делам и магазинчикам. На самом деле — опрометью домой.

Когда Рита влетела в квартиру, часы показывали двенадцать тридцать. У нее еще полчаса.

Под душем она мылась самой душистой пеной, какую нашла накануне в галантерее. Теперь: дезодорант, духи и, наконец, на свежее, благоухающее тело — новое белье за умопомрачительные деньги («Только для него! Боже, какая рекламная пошлость. ) и те самые носочки. Снять предстояло с себя все, кроме них.

Надев легкое нарядное платье (спасибо, в квартире тепло, как ни странно, уже затопили), Рита пошла проверить, все ли у нее тип-топ в комнате.

И тут замерла, сообразив, что не знает, как в таких случаях делать: сейчас расстелить постель или потом, когда уже… ну, словом, перед этим самым? Но как ее стелить при нем, если сначала надо разложить диван, а потом, пыхтя, таскать из стенного шкафа подушки-одеяла… Очень романтично! С другой стороны, расстелить заранее — это так пошло и вульгарно! А нужна ли вообще постель? Может, когда все бывает вот так, то достаточно, пардон, кресла или неразложенного дивана? Самое смешное, что Ритка никак не могла вспомнить, как было с Гошей. Такое ощущение, что никак не было, иначе хоть что-то осталось бы в памяти.

– Черт! Черт, черт, черт! — в отчаянии крикнула Рита. Верная жена, чтоб тебя! Вот тебе твоя верность — позор один, ни крошки опыта, знания, понятия! Ведь эти нынешние, восемнадцатилетние, такие грамотные, раскованные, столько уже видели и читали! Их девочки: каждая вторая — Ким Бессинджер, каждая третья — Шарон Стоун! А они, кому за тридцать? Только-только дорвались до хорошего белья, до качественной косметики, до шампуней, которые не пачкают волосы, до всего того, что делает женщину хоть немного женщиной, несмотря на шишки на ногах! Смешно вспомнить, но пять лет назад ее, Ритку, учила пользоваться тампаксами четырнадцатилетняя младшая сестренка ее знакомой.

Как это писали в «Московском комсомольце»? Ванная с лепестками роз? Вот чему нынче учит бывшая комсомольская газета! А Ритку чему она учила? Как кирзачами ноги не натереть на уборке колхозного картофеля или, в крайнем случае, как клеем советский лак закрепить на ногтях хотя бы на вечер — и то, это был прогресс, большой шаг вперед по сравнению, скажем, с молодостью родителей. В сущности, она, Ритка, куда ближе к матери по своим женским привычкам и умению, чем к ровесницам Макса. Да, она ухаживает за собой, многому уже научилась, но, черт побери, постель надо сейчас стелить или когда?

Макс застал Риту в слезах и в полном отчаянии. Он подумал, что-то случилось, он швырнул розы на пол и бросился к ней в ужасе: «Что-нибудь с Ванькой? Рита, родная!» Она замотала головой и попыталась улыбнуться, хотела вытереть слезы, но он ей не дал: он стал нежно слизывать соленые капельки с ее лица, и она начала тихонько смеяться. Он взял ее на руки и понес…

Они долго, очень долго целовались, сидя на полу, а потом спокойно и неторопливо начали друг друга раздевать. Когда на Рите остались одни трусики и, разумеется, носочки, она вдруг начала ужасно стесняться и пыталась ладонями прикрыть то тут, то там… Макс нежно отводил ее руки и целовал именно те места, которые только что от него пытались спрятать.

Его тело было стройное, гибкое, ужасно горячее и, по сравнению с Ритиной, кожа Макса была очень и очень смуглой. «Посмотри!» — шептал он, соединяя их руки и вытягивая вверх: белая, сметанная с голубыми прожилками Ритина рука и его сильная, мускулистая, светло-шоколадная… «Прямо Отелло и Дездемона, имей в виду…» Рита все время молчала. Ей не верилось, что все это происходит с ней — очень уж красиво, «лепо». А из коридора еще вдруг сильно запахли брошенные на пол розы…

Когда все случилось, им обоим было даже неловко — слишком хорошо, что ли? «Ничего подобного не было никогда у меня с Гошей», — подумала Рита, уткнувшись Максу в плечо, стесняясь поднять глаза. «Разочарование после первого раза? Какая чушь. Лучше этого может быть только… еще много раз так же!» — и он вновь начал ласкать ее, и она застонала, прижимаясь к нему…

– Одного я не понял, — улыбнулся Макс в тот день, уже уходя. — Почему ты так и не сняла носочки? Они, конечно, красивые, но все-таки, почему?

Рита легонько хлопнула пальцами по его губам.

– Потом как-нибудь скажу… может, это мой особый секссекрет.

Когда за ним закрылась дверь, Рите пришлось срочно сесть на стул, ибо у нее подкосились ноги. «Это все происходит не со мной, этого не может быть. Просто в природе не существует такого счастья». Она бросила взгляд на розы, которые уже стояли в вазе на серванте. «Как я объясню эти розы? — подумалось ей. — Впрочем, какое имеет значение, что я скажу? Что-нибудь скажу. Например, нашла на улице». И она рассмеялась, не в силах ни встать, ни что-либо делать, ни даже думать.

Людмила Сергеевна всегда любила первый снег, даже быстро тающий, еще робкий и незимний. Она вообще любит белый цвет. И почему говорят, что это цвет смерти? Вот еще вчера: улицы были черно- коричневые, мрачные и грязные… А сегодня все засверкало и повеселело. Как красиво блестят нерастаявшие снежинки на ресницах женщин, придавая им какую-то средневековую таинственность! И еще с детства Людмила Сергеевна всегда пробовала первый снег на вкус, причем очень просто: высовываешь язык, и он сам падает к тебе в рот. Когда была девочкой, это можно было делать без стеснения, откровенно разевать рот и ждать, когда снежинки опустятся на язычок, и каждый раз надеяться, что снег все-таки окажется сладким. Ну, а теперь… Пожилая дама должна себя блюсти, то есть делать это потихоньку, чтоб никто не видел. И, несмотря не все свои тяжкие думы, Людмила Сергеевна все искала удобного момента,

Источник:
Вам и не снилось… пятнадцать лет спустя
Книга Вам и не снилось… пятнадцать лет спустя, автор Щербакова Екатерина — страница 19 (Макс прижал Риту к себе изо всех сил. Она пыталась оттолкнуть его. – Ты что,)
http://booksonline.com.ua/view.php?book=33594&page=19

Глава 5

Перла стала белее мела. Она не могла ни пошевелиться, ни говорить. Женщина смотрела на искаженное болью лицо человека, который сжимал ее горло. Перла изо всех сил оттолкнула его, но Арион стоял словно скала.

– Овдовел, как и ты. В ту ночь была годовщина смерти моей жены, и я скорбел. В отличие от тебя.

– Почему ты уверен, что я не скорбела? – Обида и гнев переполняли Перлу.

– Дай-ка подумать. Ты обсуждала с барменом коктейли, и тебя не смущал его явный интерес к тебе.

– И что? Надо было ему нагрубить?

– Ничто в твоем поведении не выдавало вдову в трауре.

– Каждый справляется с горем по-своему. Если ты сидел в полном одиночестве, потягивая виски, это еще не означает, что одному тебе известно все о боли и страданиях.

– А разделить постель с незнакомцем входило в твой план по оплакиванию мужа, которого еще не похоронили? – Лицо Ариона по-прежнему напоминало каменную маску.

– Так вот что тебя беспокоит? – Перла старалась говорить твердо. – Я совершила смертный грех, пытаясь найти утешение, прежде чем тело мужа предали земле?

– Утешение? Вот что ты искала?

– Какая разница, что я отвечу? – Она небрежно тряхнула головой. – Ты осудил меня и вынес приговор. Но чем ты оправдываешь себя? Почему ты очутился со мной в одной постели? Очарование моих волос не в счет.

Опустив глаза, Арион сделал шаг назад:

– Порой боль становится невыносимой. Ты оказалась рядом и сама предложила мне отвлечься.

Сердце Перлы сжалось. Не оставалось никаких сомнений: Арион действительно считает, что она пришла в бар с недвусмысленными намерениями. Но, возможно, в этом есть доля правды. Не скорбь, а отчаяние и злость заставили ее выйти из машины.

Скорбь пришла позже. Несмотря на то, что ей пришлось вытерпеть из-за Моргана, его смерть принесла много боли людям, которые заменили ей родителей. Терри и Саре удалось отчасти заполнить пустоту в ее душе. Они всегда относились к ней как к дочери, и благодаря им она почувствовала себя частью любящей семьи. А для того, о ком в детстве заботились лишь социальные службы, это настоящее счастье. Нет смысла объяснять это Ариону, он все равно не поверит. Она повела себя не как жена, только что лишившаяся мужа. Но она не позволит ему считать ее шлюхой.

– Я зашла в бар, чтобы выпить. Ни разу в жизни мне не приходилось соблазнять мужчин. Ты стал ошибкой, о которой я сожалею. Но что случилось, то случилось. Можешь попрекать меня этим сколько хочешь, если тебе от этого легче. Я же считаю, что лучше все забыть.

Арион разозлился еще сильнее:

– Если ты намеревалась вычеркнуть это из памяти, не следовало приходить сюда сегодня. Можно было нанять адвоката. Но ты все-таки здесь, а значит, не так уж и стремишься поставить крест на этой истории.

– Ты ошибаешься! Я живу в реальном мире, мистер Пантелидес. Чтобы нанять адвоката, нужны деньги. Глупо платить за то, что я сама в состоянии сделать. Поездка мне дешево обошлась.

Вздернув темную бровь, Арион снова прикоснулся к шее женщины, затем его рука скользнула вниз и замерла чуть выше груди.

– Ты уверена? – Его дыхание начинало сбиваться. Другой рукой он гладил ее волосы, играя с кудрями.

– Ты говорила, что тебе нравится мое имя, – прошептал Ари умопомрачительным голосом, который сводил ее с ума.

– Зачем ты напоминаешь об этом?

– Возможно, я хочу, чтобы мы снова заглушили эхо страданий криками блаженства. – Его пальцы сжали сосок, и у Перлы подкосились ноги. – Если мне суждено стать таким, как он, так тому и быть.

– Никто, – покачал он головой. – Мы уже совершили преступление, Перла. Чувство вины никогда не покинет нас.

– Ты предлагаешь переступить черту еще раз?

– Если бы ты не пришла сюда, на этом все и закончилось бы. Но ты здесь, а я не могу сдержаться и позволить тебе уйти.

– Ты говоришь так, будто я имею над тобой какую-то власть. – Она нервно рассмеялась.

– Я оказался в твоей власти, как только увидел тебя, – угрюмо произнес он.

– Прости. Отпусти меня, и я избавлю тебя от своего присутствия.

– Джентльмен на моем месте предложил бы тебе выпить, показал живописный вид, открывающийся с крыши здания, а затем отправил бы домой с водителем.

– Ничто не мешает тебе так поступить.

– Я не джентльмен, вот в чем загвоздка. Твои изорванные трусики валяются у моих ног, и я собираюсь овладеть тобой.

Перла почувствовала его горячее дыхание на своей шее и закрыла глаза, поддавшись опьяняющей неизбежности. Вожделение, еще более ненасытное, чем в первую ночь, распалило ее. Он взял женщину на руки и решительно зашагал по коридору. Остановившись перед первой дверью, Арион распахнул ее.

Он уложил Перлу на кровать, задрал ее юбку и замер. Казалось, дар речи покинул его. Затем из груди вырвался хриплый стон.

– Мне казалось, что я имею представление о том, насколько ты прекрасна. Но я ошибался.

При этом от его слов веяло таким холодом, что она опешила.

Источник:
Глава 5

http://bookocean.net/read/b/30893/p/11

Если мужчина то приближает женщину, то отдаляет

Все знают, что мужчины по-своему видят все. К примеру, когда женщина просто жалуется на свой неудавшийся тяжелый рабочий день, мужчина нет, чтобы молча выслушать, начинает давать дельные как он думает советы, которые очень не уместны. Или наоборот когда мы женщины пытаемся им помочь, подсказываем, пытаемся сделать мужчину лучше они это воспринимают иначе, они начинают паниковать, а паникуют они от того что видят в подсказке свою несуразность и слабость, думают что их считают слабаками и растяпами которые без подсказки сами справиться ни с чем не могут. А если мужчина то приближает женщину, то отдаляет это просто игра или следствие недопонимания двух сторон? В этом стоит разобраться.

Зачастую если мужчина то приближает женщину, то отдаляет это просто следствие его нерешительного характера. В простонародье это называется и хочется и колется. Дойдя до какого-то уровня или этапа в отношениях, вместо того чтобы идти к чему то более серьезному, устойчивому, например жить вместе, или жить отдельно от родителей, мужчина просто дрейфует. Мужчина боится брать на себя какую-либо ответственность за поступки и действия, поэтому включает в себе режим маленького мальчика, который просто убегает от опасности, а когда все устаканится – снова возвращается. Если у вас именно такой случай, то стоит разобраться, почему мужчина приближает вас, то отдаляет. Разобравшись и найдя проблему, найдите то, что пугает вашого избранника, попробуйте к своему мужчине подходить более лояльно, не создавая для него моментов паники, тогда мужчина не будет приближать, и отдалять вас, он будет всегда рядом.

Чтобы правильно понимать действия мужчины необходимо для начала разобраться в типе мужчины, уровне ваших отношений, чтобы отчетливо понимать для чего мужчина делает такие перестановки во взаимоотношениях, чего он пытается добиться. Если мужчина начинает действовать подобным образом стоит начинать задумываться что не так, найти явную причину. В любом случае в отношения всегда стоит вносить новизну, удивлять друг друга чем-то приятным. Это все стоит делать для того чтобы подобное отдаление не закончилось печальным финалом без приближения.

Источник:
Если мужчина то приближает женщину, то отдаляет
Что делать женщине, если мужчина то приближает ее, то отдаляет
http://www.allwomens.ru/10746-esli-muzhchina-to-priblizhaet-zhenshhinu-to-otdalyaet.html

Не в силах удержать дрожь в теле, девушка предпринимала последние попытки освободиться

Не в силах удержать дрожь в теле, девушка предпринимала последние попытки освободиться. Она пыталась оттолкнуть его, шепотом просила остановиться, пробовала ускользнуть бесполезно

Не в силах удержать дрожь в теле, девушка предпринимала последние попытки освободиться. Она пыталась оттолкнуть его, шепотом просила остановиться, пробовала ускользнуть — бесполезно. Он обнимал ее нежно, но если она пыталась вырваться, юноша сжимал ее крепче, давая понять, что проще не сопротивляться. Его горящее дыхание в шею обжигало, его умелые руки заставляли мурашки устраивать бешеные гонки по всему телу. И ведь ей самой хотелось, да и, признаться, она много думала об этом, но внутри остался какой-то панический страх из детства, когда каждую ночь в комнату приходил отчим. Когда он пытался так же ласкать, но буквально через пару минут бросал это занятие. В памяти картинками всплывали эти леденящие душу моменты, и, казалось, что она снова оказалась там, в своей комнате, в объятиях отчима.

Парень снова стал целовать ее в губы, при этом медленно запуская руки под майку девушки. Кэт перехватила его руку и оторвалась от чужих губ.
— Это неправильно. — шептала она уже в который раз. Нефилим наклонился к ней снова и начал покусывать мочку уха.
— Что здесь неправильного? — спросил он. Кэт почувствовала, как тело снова стало ватным. Его хриплый голос был похож на рычание и, в то же время, его было невыносимо приятно слышать.
— Все. — со стоном ответила она и буквально повисла на нем. Его руки снова скользнули ей под майку, но на этот раз более уверенно, и через пару секунд добрались до груди. Кэт предприняла последнюю попытку вырваться, но она была пресечена несколько грубым образом. Вытащив руки из-под майки, Данте поднял девушку на руки и буквально в десять шагов он оказался уже рядом с кроватью, укладывая Кэт на нее.

Вырываться было бессмысленно. Он нависал над ней сверху, целуя в шею, наслаждаясь тем, как та в ответ проводила тонкими пальцами по его спине, при этом чуть-чуть царапая его ногтями. Оторвавшись от девушки на секунду, он скинул с себя футболку и принялся стаскивать майку с Кэт. Буквально через секунду его горячие руки снова стали блуждать по телу, заставляя девушку вздрагивать.

А ведь все началось утром. Все началось с почти невинного поцелуя в каком-то дворе, где Данте порубил на кусочки с десяток демонов и заставил Кэт волноваться. Все началось с того, что девушка злилась на него, пытаясь этим скрыть тот факт, как она переживала за него. И все началось с того, что она просто легонько коснулась его губ своими. А сейчас, спустя каких-то четыре часа.

Кэт выгнулась навстречу Данте, чувствуя, как его губы нежно коснулись ее набухших сосков. Горячие руки обвивали тело, не давая лишний раз пошевелиться, словно он боялся, что она снова попробует убежать. Уже нет. Уже поздно.
Звонок мобильного телефона заставил Кэт вздрогнуть и оторваться от губ нефилима.
— Кто-то звонит. — прошептала она, откидывая голову назад, чтобы Данте покрыл поцелуями ее шею.
— Мне наплевать, — последовал ответ. Она даже не узнала его голос сразу, до того он был хриплым и каким-то чересчур грубым, — Ты не сбежишь, — от этой фразы у девушки в который раз пробежали мурашки по коже. Свободной рукой Данте быстрым движением расстегнул шорты на медиуме, однако снимать полностью не стал. Телефон отчаянно пиликал и вибрировал на тумбочке, чем жутко раздражал. Нефилим, не отрываясь от красных от поцелуев губ девушки, сбросил звонок.

Безумие. Просто какое-то безумие. Кэт с самого начала знала, что Данте попытается сделать это, и она дала себе слово, что даст ему отпор и не поддастся. Но сейчас желание было настолько велико. Оно нависало сверху, не выпускало, продолжало ласкать тело.

Кэт едва слышно вздохнула, когда шорты и нижнее белье полетели в сторону, а по внутренней стороне бедер скользнула горячая рука нефилима.

Получается, он так долго ждал этого. Не позволял себе многого с ней, даже не пытался поцеловать. Он просто знал, что однажды Кэт сама сделает первый шаг навстречу, и это будет разрешением с ее стороны на какие-то действия. Может, он поспешил — немного, самую малость — но искушение было слишком велико.

Каждый его толчок сопровождался стонами Кэт, поначалу тихими, так как девушка зажимала себе рот рукой всякий раз, когда чувствовала, что не справляется с эмоциями.
— Нет, я хочу слышать, — Данте пресек ее попытку не дать стону вырваться. Щеки медиума вспыхнули, и, казалось, желание стало гораздо сильнее. Его руки не переставали ласкать ее ни на секунду, но несколько раз Кэт вскрикивала не от удовольствия, а от боли. У нефилима уже не получалось сдерживать свое желание заполучить девушку всю, возможно, даже больше.

Кэт выгнула спину, чувствуя столь приятное сокращение мышц практически в унисон с рыком Данте. Откинувшись на подушку, медиум пыталась отдышаться. Нефилим завалился сверху, не выпуская девушку из объятий.

Источник:
Не в силах удержать дрожь в теле, девушка предпринимала последние попытки освободиться
Размер: 40.81 Kb.; Когда он пытался так же ласкать, но буквально через пару минут бросал это занятие. В памяти картинками всплывали эти леденящие душу моменты, и, казалось, что она снова оказалась там, в своей комнате, в объятиях отчима
http://ignorik.ru/docs/ne-v-silah-uderjate-droje-v-tele-devushka-predprinimala-po.html

Пыталась оттолкнуть его

Она слушала его с ужасом. Он говорил о чем-то невероятном. Кто-то воспользовался его идеями, причем в деталях. Как такое могло случиться? Все его бумаги находились в Окли.

— Зачем ты сделала это, Лора? В голосе его слышалась боль. Лора подняла голову.

— Я ничего не делала, — ответила она ему в замешательстве. Выходит, вся его работа пошла насмарку. Поэтому он так и возмущен.

— Не строй из себя невинное существо! Избавь меня от этой лжи. — Он крепко схватил ее за руку. — Притворяться больше нет смысла!

Он был вне себя от ярости. Лора побледнела. Он может задушить ее. Лора попыталась оттолкнуть его, испугавшись горевшей в его глазах ярости. Но он крепко держал ее за руки.

— Ты сделала это потому, что я отправил отсюда Джеймса? Или же ты решила отомстить мне за эту проклятую картину? — Отвечай, — он так сильно тряс ее, что у нее стучали зубы.

— Это не я, — прошептала она. — Ты должен мне верить.

— Кто же еще? Только ты могла это сделать. Больше никто не имел ни возможности, ни причин для этого. Ты же сама сказала, что ненавидишь меня.

Ей не хватало воздуха:

— Перестань трясти меня, — с трудом произнесла она, откинув назад голову. — Мне нечем дышать.

Он остановился, но пальцы его все еще больно сжимали ее плечи.

— Я убью тебя, — прохрипел он. — Задушу. — Тут она уже по-настоящему испугалась. Ее зеленые глаза были широко раскрыты, она что-то пыталась сказать, губы ее шевельнулись, но без: звучно. Она смотрела на него, как зверек, преследуемый более сильным врагом.

Щека его задергалась, но рот был крепко сжат, ярость не проходила. Некоторое время он так держал ее. Глаза его блестели дьявольским огнем.

— Что ты со мной сделала, — сказал он хрипло. — Во что я превратился из-за тебя?

Он отпустил ее, и она с облегчением вздохнула. Кружилась голова, она пошатнулась, и он поддержал ее, чтобы она не упала. Она была в полуобморочном состоянии и не могла защищаться. Подавшись назад, она уперлась в стену. А он был совсем рядом, и его мускулистое тело казалось ей смертельным орудием, способным ее прикончить. Она облизала языком пересохшие губы.

— Ты сводишь меня с ума, — сказал он резко. — Я без ума от женщины, которой наплевать на меня. Смешно, не правда ли? Почему ты не смеешься?

Она ответила очень тихо, почти шепотом:

— Ты никогда не верил ни одному моему слову. Ты все время подозреваешь меня в чем-то. Что я могу тебе сказать?

Лицо его было напряженным и изможденным.

— Как же мне не подозревать тебя? С первой же нашей встречи ты связала меня по рукам и ногам. Ты нужна мне. И это не дает мне покоя, горит во мне, разрушает меня. Что бы ты ни делала, я все равно хочу тебя, не могу справиться с этим чувством. И ты все равно будешь моей, Лора!

Он схватил ее за голову, погрузив пальцы в ее шелковистые волосы на затылке, и стал как безумный целовать ее лицо. Он как бы наказывал ее этими поцелуями. Он как бы показывал, что рано или поздно победит ее и заставит подчиниться. Она сопротивлялась, плотно сжав губы, но он не сдавался. Он пытался раскрыть ее губы языком. Наконец ему удалось это, и он застонал от желания. Он наслаждался мягкостью ее влажного рта, не обращая внимания на ее протесты. Лора начала слабеть, голова закружилась. Но она не уступит ему! Она стала вырываться из его объятий, но он только еще сильнее сжимал ее.

На какой-то момент он поднял голову, и она посмотрела ему в лицо. Оно было полно решимости: щеки горели, глаза были полузакрыты, но блестели, как у больного с высокой температурой. Он гладил ее тело руками, притягивал к себе, снова целовал, пытаясь завладеть ей. Он ждал ее ответной реакции, требовал ее, а она отчаянно пыталась подавить в себе те чувства к нему, которые постепенно просыпались в, ее теле.

Ноги ее ослабли, она опускалась вниз. Она уже откинулась назад, хотя ей еще было стыдно. Губы Дэниела тихонько ласкали ее шею, остановились на ушной мочке.

Он смотрел на нее пелузакрытыми глазами. Взгляд его затуманился.

— Что ты делаешь со мной, Лора? — спросил он хрипло. — Ты для меня как наркотик. Я не могу без тебя.

Лора тихонько застонала, положив голову ему на плечо. Тело ее дрожало. Он говорил о страсти, о том, что она нужна ему, но ни единого слова не было сказано о любви. А она любила его и так хотела, чтобы он тоже ее любил. Она не согласна на меньшее!

Источник:
Пыталась оттолкнуть его
АннотацияПрошло четыре года, и судьба снова сводит героиню романа Джоанны Нейл «Дикое сердце» Лору с молодым преуспевающим бизнесменом Дэниелом Ворвиком, которого она когда-то любила и который, как ей казалось…
http://rubooks.net/book.php?book=25733&page=33

Пыталась оттолкнуть его

Она взглянула в встревоженные глаза, и неприятные мысли вмиг улетучились. Она коснулась его плеч, потом ее руки скользнули ниже, по черным волоскам на груди, по мускулистому животу. Он нашел застежку и стал снимать с нее чулок, легко поглаживая ее упругие бедра. Она со стыдом оттолкнула его руки, пытаясь прикрыться сорочкой, но он не дал ей этого сделать. Он склонился над ее бедрами, и она с изумлением почувствовала прикосновение его губ между ног. Она попыталась оттолкнуть его, но он с силой раздвинул ей колени.

Она забилась в его руках.

– Тихо! – прошептал он. – Тихо!

Его губы устремились в таинственную темноту, в этот будоражащий животный аромат. Откинув шелк рубашки, он погрузился языком в горячую влажную плоть, лаская ее. Она вновь попыталась оттолкнуть его, сдвинуть колени, но он крепко сжимал ее бедра.

Настойчиво проникая в нежную глубину, он ждал, пока она перестанет сопротивляться. Напряженность постепенно исчезла, она дрожащими руками притянула его голову, изгибаясь всем телом.

Ее лицо пылало, глаза затуманились. Он попытался развязать ленты сорочки, потом с проклятьем спустил ее с плеч. Сжав ладонями ее груди, он наклонился и взял губами сосок. Лили выгнулась, обхватив руками его широкую спину. Она подчинилась основному инстинкту, ей хотелось чувствовать тяжесть его тела, твердость его плоти. Он со стоном оторвался от ее груди и прижался к губам. Она обхватила его ногами. Прикосновение к его напряженной плоти привело его в неистовство.

– Девочка моя… Все будет хорошо, – со стоном выдохнул он. Его рука опустилась вниз, пальцы скользнули к ее лону, и она застонала от этих нежных будоражащих прикосновений. Он дал себе слово быть терпеливым, держать себя в руках, но это ему давалось с трудом. Она лежала перед ним, нагая, покорная, влекущая. Он раздвинул ее ноги, она закричала, но было поздно: он глубоко вошел в нее и замер.

Сжимая в ладонях ее залитое слезами лицо, он покрывал его поцелуями. Она медленно открыла глаза.

– Тебе больно?– прошептал он, пальцами стирая слезы с ее щеки.

– Нет, – тихо дрожащим голосом сказала она.

Он овладел собой, стараясь двигаться осторожно и медленно. Лили закрыла глаза, ее руки безотчетно скользили по его спине. Она прислушивалась к непривычным ощущениям, к этому ритмичному натиску, который вызывал дрожь наслаждения где-то в глубине ее тела. Возбуждение нарастало и нарастало, она вскрикивала при каждом его движении, и он отвечал еще более мощными толчками.

Его лицо было над ней, глаза были затуманены наслаждением. Наклонившись, он нежно сжал зубами ее сосок. Судорога прошла по ее телу, она забилась под ним, ее тело содрогалось от наслаждения. Он замер, почувствовал пульсирующие сокращения внутри ее тела. Потом несколькими сильными движениями он достиг головокружительного оргазма.

Лили лежала неподвижно, крепко обхватив его за плечи. Она чувствовала себя свободной как никогда в жизни. На мгновение его расслабленное тело придавило ее к постели. Потом он повернулся и лег рядом, все еще обнимая ее. Лили робко прильнула к нему, потершись щекой о покрытую темными волосками грудь. Любые слова – добрые или, как обычно, язвительные – были бы сейчас лишними. И они оба молчали.

Ее волосы трепетали от его дыхания. Рука его лениво перебирала густые пряди, скручивала и раскручивала локоны. Лили испытывала странное чувство незащищенности, когда лежала вот так, почти обнаженная, среди непривычных земных запахов и ощущений. Становилось прохладно, ее клонило в сон, как после крепкого красного вина. Но там, где были его руки, ее тело оставалось теплым. Нужно скорее встать, привести себя в порядок и попытаться овладеть ситуацией. Сейчас… Еще минуту…

Но вместо этого она сказала что-то про одеяло. В следующее мгновение он заботливо покрыл ее льняной простынею и лег рядом. Лили вздрогнула, почувствовав прикосновение его ног.

– Спокойно! – прошептал он, поглаживая ее спину.

Она не заметила, как погрузилась в глубокий сон. Сколько часов прошло? Когда она проснулась, Алекс крепко спал, ее голова покоилась на его руке. Как все это странно, размышляла Лили: обнаженный мужчина рядом, его дыхание щекочет ей шею, шелковистые волосы у ее щеки. Вспомнив ночь, она покраснела. Она-то считала себя умудренной опытом женщиной, наслушавшись рассказов дам полусвета о пылкости их любовников! Но ни от одной из них Лили не слышала о таких вещах, которые делал Алекс. Что у него было в прошлом? Скольких женщин он знал? Она нахмурилась, в сердце вкралась тревога.

Она осторожно отодвинулась от него.

В укромных местечках ее тела чуть саднило – не болезненно, а как напоминание об ощущениях прошлой ночи, о нежных прикосновениях, о стремительном натиске. Лили и не подозревала, что такое могло произойти с ней. Совсем не так было с Джузеппе. Она выскользнула из постели. Алекс что-то пробормотал. Она не ответила и притаилась. Может, он опять заснет? Послышалось шуршание простыней и голос, хриплый после сна:

– Милорд… Алекс, я, наверно… мне пора идти…

Ее почему-то рассмешило это сонное высокомерие.

– Прямо как феодал с вассалами! Вам бы родиться в Средневековье!

– Без разговоров! – Он явно не собирался вести долгие беседы.

Она медленно двинулась на звук голоса. Застенчиво, но с радостью скользнула под простыни, коснувшись волосатой ноги. Легла рядом. Было тихо.

– Ближе, – сказал он.

Она невольно улыбнулась, повернулась и обняла его за шею. Ее груди были прижаты к его груди. Она потерлась о него. Он не шевельнулся, только дыхание его стало прерывистым.

– Ближе, – сказал он.

Она прижалась к нему всем телом и почувствовала пульсирующие движения набирающей силу плоти. Его рука скользнула по ее телу, ее кожа горела под прикосновениями. Она провела ладонью до его лицу, коснулась губ.

– Почему ты хотела уйти?– спросил он, касаясь губами ее ладони, запястья, сгиба локтя.

– Я подумала… уже все.

– Что ж, иногда и я ошибаюсь.

Это ему понравилось. Она почувствовала, что он улыбается. Он поднял ее, как пушинку, над собой, так что ее груди оказались около его лица. Он коснулся языком ее соска, и сердце у нее бешено забилось. Он поцеловал другую грудь, а потом нежную ложбинку между ними. Она стала вырываться, и он со смехом опустил ее.

– Что ты хочешь? – прошептал он. – Что?

Она никогда не осмелилась бы произнести это! Молча она прижалась губами к его губам. Он улыбнулся. Руки его обхватили ее бедра, гладили ягодицы. Он нежно покусывал ее губы, подбородок, дразнил ее легкими поцелуями. Она приняла игру, делая вид, что не может поймать его губы. Дыхание ее участилось, она инстинктивно прижалась к нему бедрами. Шепча его имя, она обхватила его за плечи.

– Ты хочешь меня?– прошептал он.

– Да! – выдохнула она.

– Тогда сделай это сама. – Сжав ладонями ее ягодицы, он направлял ее. – Ну же!

Она упиралась ладонями в его грудь.

– Нет, я не могу, – умоляюще прошептала она.

Он губами приоткрыл ей рот, круговыми движениями языка возбуждая ее еще сильнее.

– Если ты хочешь меня, сделай это сама.

Он замер, когда ее рука скользнула вниз, нащупывая его напряженную плоть. Потом ее пальцы сжались вокруг его члена и неуверенно задвигались. Со стоном наслаждения он подвинулся, чтобы помочь ей, и его член сам нашел дорогу к ней. Его бедра приподнялись, и она вскрикнула.

– Тебе этого хотелось? Вот так? Так?

– Да! – выдохнула она и со стоном прижалась лицом к его груди. Он был нежен и сдержан.

– Не так быстро, – прошептал он. – У нас столько времени впереди.

Она не останавливалась, и тогда он поднял ее и положил на спину.

– Расслабься. Успокойся, – говорил он, целуя ее шею.

– Будь же терпеливой и не подгоняй меня!

Он крепко сжал ее запястья и поднял ей руки, прижимая к кровати, и она оказалась распятой под ним. Она лежала беспомощно, а он вторгся в нее резкими, мощными толчками.

Источник:
Пыталась оттолкнуть его
Читать книгу онлайн "…И появился ты" — Клейпас Лиза — бесплатно, без регистрации.
http://www.litmir.me/br/?b=59848&p=32

COMMENTS